Jul. 11th, 2006

mariamina: (Default)
Огромная, жёлтая, как сыр, Луна из серии «хотелось бы повыть на». Яркие Кассиопея и Большая Медведица. Прохладный воздух, шевелящий платье и волосы, лёгкость и неслышность собственного передвижения в серебрянных туфлях. Весёлая, шумно дышащая собака и колосья пшеницы, всё ещё мягкой и сладковатой на вкус. Такая же была два года назад. Лунный свет заливает поле, отдавая домам право заштриховать свои тени. Я смотрю на «богородицу всех измен» и слышу:

Казанова, взгляните в окно!
Как в мире безумно от лунного света!
Все минет, все канет... Не все ли равно:
Пари - или нежность. Анри - Генриэтта.
mariamina: (Default)
По утрам я чувствую себя сильной. Солнечный свет, в котором нет ни намёка на излом и боль несостоявшихся праздников духа. Птицы, поющие не о превдкушении счастья, а о самом большом, единственно возможном воплощении. Большего, чем это, вероятно, и нет. Остановимся же на вежливой улыбке довольства и отсутствия иных желаний, кроме как – продолжать.

Чувствовать себя сильной. Настолько, чтобы не прельщаться любой, даже очень заманчивой и тонко построенной игрой. Она даже изящна, как бывают изящны подрагивающие губы, особенно когда они лгут и обвиняют во лжи. Которыми любуешься, как любовался бы отливом шерсти изящного животного.

И всё ещё удивляешься срыву голоса, маленькому, почти всегда работающему актёрскому трюку последней усталой хрипотцы: «Все всегда бьют. Рано или поздно.» И всё ещё хочешь сказать, что это неправда. Что роль вечной жертвы должна, наконец, наскучить. Что можно встать и выйти. Быть может, уже.

«Уколи меня.»
«Нет.»

Соблазны сказать и соблазны промолчать. Соблазны нежности и соблазны отторжения. Соблазны довольства от того, что твоя жизнь остаётся завуалированной от глаз, в которых жизни слишком мало, а усталости – много.

«Ты был бы крестоносцем тогда. И ушёл бы выполнять миссию. И вернулся бы – со щитом или на щите. И если бы умер, это заслуживало бы больше уважения, чем такая жизнь.»

Соблазны важности в великом и в уравнительном – в самой смерти. Соблазны досыта накормить жизнью: соблазн верить в то, что животное, из рук накормленное, станет счастливее. Соблазн заклятия словами и соблазн опущенных глаз при виде наготы – тела ли только или духа? – которое изначально невинно.

Другое, другое – там, к тонкому и нагому, там была религия, попранный ангел, возможно, лучшая версия Меня-Не-Тронувшей.
Ибо не все бьют.
Не все даже трогают.
Не все поворачиваются всем собой.

И хочется прочь. К здоровым. К сияющим глазам тех, с которыми легко, даже если всё, что вы делаете, это пьёте вино и жалуетесь на швабов. Потому что, когда рука накрывает твою через стол и на вопрос «Что в нас такое?» кто-то гладит её и говорит: «Вот это» - ты ощущаешь – Здоровье. И улыбаешься, и становишься чуть-чуть сильнее. Разделив.

Это здоровье есть в других. В друге. Удивительном, тонко чувствующем и здоровом. Задающем вопросы, в которых кроме интереса к ответу есть ещё и уважение. Жест. Иная, более живая искренность. Способность отойти на шаг и посмотреть прямо, не примеряя ответ на сложившееся мнение. Давая шанс.

Мы проговорили весь вечер. Сидя где-то там, а потом – где-то там ещё. Закутанные в одеяла маленькие Цезари. Правители разных стран, друг друга впервые слушащие. И хорошо, когда друг одним своим существованием другого – оправдывает? Нет, скорее, утверждает. Прощает за неудачу воплощения.

«В любом начале волшебство таится...»

Спасибо, за то, что позволили купаться в лучах.
mariamina: (Default)
Только что дала согласие на поездку с оркестром в Китай.
Под Рождество и Новый год, несмотря на то, что, возможно, теряю какие-то возможные заработки. Но Китай же! Шансы нельзя упускать.


Ощущение правильного решения - великое чувство.

Profile

mariamina: (Default)
mariamina

July 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:39 am
Powered by Dreamwidth Studios