May. 25th, 2006

mariamina: (Default)
Вернулась вчера поздно ночью после концерта в Мраморном зале совсем без голоса, зато с охапкой роз на переднем сиденье. Смешно ощущать себя дивой – дива, которая до сих пор не научилась кланяться и пожимать руки поклонникам. Наевшись телесной и духовной пищи, люди так раздобрели и расхлопались, что непременно надо было сыграть на бис «Brindisi» из «La Traviata». Кассандра в белом почти толкала на подвиги предложения ей руки и сердца. Клео опять дымила как паровоз, Марк-барон модерировал путешествие по странам и операм с азартом и едва заметной испариной. А после того, как всё закончилось, мы ещё тихо и уютно сидели за большим круглым столом с розовым букетом в центре, попивая риоху. Неутомимый Клаудио сообщил мне, что знает всё о моей «поэтической натуре» (прямой перевод), так как нашёл кое-какие сведения в Гугле (непрямой перевод). Я страшно удивилась и давай ему рассказывать о Баррико, которого он, как истинный итальянец, просто обязан знать (не знал). А потом я говорила тенору Саше, что не понимаю женщин, на что он периодически восклицал разные подходящие междометия. Последним, что мы сказали друг другу в этой жизни, было: «Живи!» - «Я буду!»

Странно, но я не ощущаю презрения к тому, что делаю. Мне просто всё ещё слишком смешно всё это.
mariamina: (Default)
Тонко-тонко, а где тонко, там и рвётся, и вот уже одним полногрудым стоном приветствуется момент узнавания – Ингрид Бёргман в «Осенней сонате» взывает к собственным монстрикам, услаждённым комбикормом взросления и независимости. Мать и дочь, вечное деление неразделимого, ха-ха, мы сумели и это, наркотик перестал действовать, дайте нам нечто сильнее, иммунитет, выпадая из комфорта подушек, кричит легчайшее для произношения на всех языках: «Мама!». Бессовестно открытые скандинавские лица, с подбородков которых свисают тяжёлые капли слёз, подчёркивая этим светящиеся, совершенно нездешние глаза. Ах, иноки, занявшиеся самоанализом, ах, мастерские приёмы психологических выпадений в чужое – в мерцании серебрянного экрана попадаются и такие явно-бесстыдные звёзды, что два часа земного времени сверкают в преломлении иных исчислений.

Я надеюсь, что вы разобрались с детскими обидами и страхами. Что простили своих родителей за неосуществления себя и даже сумели увидеть в этом силу, толкнувшую в развитие по другим меркам.

Может быть, ещё не поздно. По крайней мере, если кто-то ещё вроде Бёргман оставит такую вмятину в вязкой глине времени-пространства, его тоже сумеют оценить по достоинству.

Profile

mariamina: (Default)
mariamina

July 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 12:34 am
Powered by Dreamwidth Studios