Feb. 22nd, 2006

mariamina: (Default)
Оборвавшиеся связи с ангелами празднуются на широкую ногу. В один не особенно даже примечательный день, можно войти в глубь воспоминаний, основательно опрыскав себя тем самым клиническим ядом под названием «Счастливое сердце» и целый день задавать трёпку ученикам и собственным страхам того, что солнца во всех его ипостасях больше не будет, а под вечер устать и разговориться с незнакомцем о путешествии внутрь себя, отмечая его говор как черту, прибавляющую к уже сложившейся симпатии.

«Всё не самобытно.»

Und willst du jetzt von mir: so rede recht, -
so bin ich nichtmehr Herr in meinem Munde,
der nichts als zugehn will wie eine Wunde;
und meine Hände halten sich wie Hunde
an meinen Seiten, jedem Ruf zu schlecht.

Du zwingst mich, Herr, zu einer fremden Stunde.

(Рильке. Конечно же. Нараспев.)
mariamina: (Default)
Вспомнилось, как держалось в руках и моргалось в глазах от чёрного молока «Смертельной фуги» Целана. Как вообще книжки воспринимались тогда – на вес. Как постепенно слова приобретали смыслы, буквы переставали бегать тараканами и ложились в правильные, заранее угаданные образы, и как ребёнком, читающим вывески, хотелось произносить всё вслух – Моргенштерн пел про великого Лалула, я пела вместе с ним, смеясь и фыркая, в то время, как «Фуга смерти» уже текла по венам.

Я услышала её ритм много лет спустя.


И вот два перевода, скомбинировав которые в один, получили бы нечто сносное, - символика чёрного молока слишком много значит, чтобы превращать её в
«чёрную влагу истоков».

Вот второй.

Profile

mariamina: (Default)
mariamina

July 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios