Jan. 27th, 2006

mariamina: (Default)
Ещё раз об удачных названиях - «Memoria De Mis Putas Tristes» Гарсиа Маркеса (произносить с каталанским межзубовым «с», так претенциозней), вытянувшая лапу с полки военной библиотеки и зацепившая когтями того самого лёгкого и почти добродушного цинизма, бойкими ящерками соскакивающего со страниц уэльбековской «Платформы», и через месяц не давшей объяснения такому выбору титула. Поздно грозить пальчиком с оранжевым лаком богам Совпадений, - в конце концов, если проституция существует, о ней пишут, а это подбирают тут внизу, пролистывают, сравнивают и контрастируют.

Параллели этих двух книг живительны своей безысходностью, устанавливанием человека, мужчины, не примкнувшего ни к одному лагерю, спокойно-удовлетворённого своей нерешительностью и нежеланием самоопределиться. Обычно такой тип связан со артистической сферой, - куратор музея или автор газетной колонки гораздо более подходящи для доказательств никчемности бытия, чем вечно гоняющиеся за биржевыми процентами выдохшиеся евнухи корпоративного мира. Ни о каком потерянном поколении не может быть и речи, депрессии высмеиваются героями прежде, чем они станут очередными идолопоклонниками химии, и Прозак будет допущен в их души и желудки. И всё-таки, изученно-налаженная, в меру ироничная жизнь, выкидывает коленца и в день девяностолетия маркесовского героя. Конечно-конечно, шерше ля фамм, старо как мир, но функционирует ничуть не хуже. Небывалая нежность к тому (к той), кто не борется за свою власть над умом и сердцем, кто даже не вполне понимает, что происходит, ибо – спит, а сон, как говорят в Персии, – это роза, но этим своим бездействием меняет – что-то? Всё?.. Девяностолетие превращается в вечность, о которой так бессовестно на протяжении многих лет врали каевские льдинки. Уэльбековская героиня, несомненно, старше и опытней, она – лучший партнёр во всех смыслах, несмотря на всю современность, тоже не пытается самоутвердится, и, как результат, утверждает главное – Волю к жизни, по крайней мере, до тех пор, пока не кончится отпущенное время.

И когда запуганные эмансипацией и глобализмом представители сильного пола вдруг отряхивают с себя тончайшую паутину акций и реакций и вдыхают полной грудью воздух (назовём это воздухом), никогда и не бывшим перекрытым для их боязливых лёгких, и когда они, кажется, впервые в жизни, смотрят в глаза и улыбаются таинственно и легко, закрывая последнюю страницу, и когда они жмурятся от бьющего в глаза солнца реальности, архангелы Габриэль и Мишель радуются вместе с ними, потому что это – в каких-то ещё неподвластных вселенных - просто
красиво.
mariamina: (Default)
Mein lieber Wolfgang,

herzlichen Glückwunsch zum Geburtstag und vielen Dank für Deine zauberhafte Musik!

Die Welt und ich.
_____________________________

В День Рождения Вольфганга Леопольдовича, когда весь мир празднует его как событие, наверное, можно наконец рассказать своё, заветное, детское.

Заветное началось лет в 7, и началось весьма правильным образом. Ни многосерийный ТВ-фильм, ни безусловно ненавидимый тогда «Амадеус» ещё не появлялись на горизонте, чтобы навсегда запудрить мозги ребёнка псевдо-героизмом. Всё было гораздо проще. Пластинка с каким-то венгерским ансамблем, Кончертанте для духовых, впервые увиденная на конверте латинница, где буква Z посередине самопрочитанного имени была приравнена к змеящемуся русскому «З» (змеится до сих пор, детские ассоциации сильны, - правильно говорила Цветаева, что ребёнка с малолетства не нужно воспитывать, ребёнка нужно заклясть), поэтому получился Мозарт, на французский манер (только одному французу было позволено произносить его имя так впоследствии, и то потому, что француз в качестве альтиста представлял собой лакомую добычу для игры Синфониа Кончертанте...)

И вот, под фагот и кларнет, а вовсе не под скрипку или голос, произошло наше знакомство. Во время прослушивания пластинки (а прослушивалась она мной и кошкой каждый вечер перед сном с религиозным рвением) мной изобретались самые смелые танцы солнечных лучей, бабочек и осенних листьев. Когда пластинок стало несколько, и первый страх Мышиного Короля прошёл, так и не успев напугать (помог советский мультик, проповедовавший старое русское средство побеждать абсолютное зло башмаком), «Щелкунчик» стал казаться просто попсой.

Моцарт же ожил в фильмах и книгах, абзацы которых тщательно переписывались в особую тетрадь. Мне нравилась его косичка и то, каким радостным вздрогам подвергалось моё тело, встречая его имя на следующей странице нот. «Приди, весна, и снова...» - распевала я целыми днями. А по ночам мы разговаривали. Однажды он сидел в яме (а ведь он часто сидел в яме), я проходила мимо, протянула руку и спасла его от нужды и непризнания, благоговейно обещая любить. Вытащенный, он упал снова, пачкая камзол, в полном недоумении.

«Как же это можно?» - спросил он меня по-русски. (О, этот Моцарт умел всё!)
«Разве ты не понимаешь?» - удивилась я. - «Любить можно и по вертикали».

Имелась в виду, конечно, связь веков. В семь лет это было очевидно.

В числе моих маленьких сокровищ была открытка с его могилы на венском кладбище. Мозг перевёл два образа в одно, и тот всем известный грустный ангелочек на долгие годы сам превратился в того, кого сторожит, пока в позапрошлом году я не добралась до того места. Место с кладбищем почти не имело ничего общего. Это очень скромная могила. Было радостно смотреть на ржавые осенние листья и белые хризантемы и думать, что вот и он давно уже вошёл в круги.

С Днём Рождения, моя Первая Великая Любовь!

А любовь... не кончается.

Man...

Jan. 27th, 2006 07:43 am
mariamina: (Default)
Check it out:
http://www.mozart.com/pages/1/index.htm

The message under his name says: "I never left".

Manomanoman!
mariamina: (Default)
Сегодня праздник, когда весь мир празднует день рождения Моцарта.
День идёт, и бесконечный поток людских поздравлений течёт в гостевой книге на mozart.com. Люди со всего мира обретают голос, чтобы восхититься и поблагодарить. Удивительно. Я никогда бы не подумала, что виртуальность может дать такую течь, когда в видоизменённой вселенной на всех языках говорят и перепевают одно мёртвому человеку. Вавилонская башня?

Пусть.

Я тоже вложила свой камень.

"Thank you for the love in my heart and life in my veins, for I would not be the same without you."

И даже воплощение уже было, не правда ли, когда юноша с длинным телом, смущаясь и глядя в глаза, пел неожиданно откуда-то взявшимся сильным голосом: "Papagena! Täubchen! Meine Schöne!" менее, чем в метре от меня, и я думала: вот она, мировая причастность, вспыхнувшая искрой.
mariamina: (Default)
Моцартовские баталии к вечеру решено было разбавить ещё одной контроверсивной темой миссионерства, в котором мне ничего, кроме позиции, не нравится. :-) Брыкаясь и упираясь, я всё-таки попала на фильм «The end of the spear», рассказывающий О чём бы вы думали?.. )

Profile

mariamina: (Default)
mariamina

July 2011

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 03:23 am
Powered by Dreamwidth Studios